Статьи

ДОКТОР ОСЛЕП, ДЕЛАЯ АБОРТ

Сегодня рассматривал рисунки своего покойного друга Геннадия Михайловича Доброва. Гениальный был художник - за каждым сделанным им портретом - удивительная судьба, история, которая на роман тянет. Про врача Михаила Волкова, у которого глаза отказали во время аборта, Гена рассказал мне лет восемь назад. Он нарисовал портрет Волкова в больнице. Я тогда, узнав об этой истории - как же, кара за грех! - поехал в Ухту, нашел Волкова. И написал эту заметку. Ее тогда опубликовали в "Жизни" с фото Волкова, которое сделал мой друг и коллега Владимир Ламзин. А сегодня мне захотелось выставить заметку еще и с рисунком Доброва. Рисунок и фото рядом. Единственное, что поправил - возраст доктора. Теперь ему 60. Вот текст:
Гинеколог потерял зрение во время аборта
60-летний врач Михаил Волков счел это божьей карой за тысячи абортов, которые он сделал своим пациенткам.
Михаил Алексеевич Волков прежде был атеистом. Ярым материалистом, как большинство его сверстников.
- Я привык доверять только опыту и глазам, - говорит он нам. – И убеждать меня в том, что Бог есть, было абсолютно бесполезно.
Зато, как все, верил в грядущий коммунизм, в светлое будущее…
Доктор Волков в той своей давней вере в коммунизм был более искренен любого члена Политбюро ЦК КПСС. Окончил школу в Крыму – и поехал в Сибирь. Там, на притоке Подкаменной Тунгуски, строил поселок, который в его мечтах должен был стать «Городом Солнца». Местом, где не будет зла, где засияют таланты и добродетели каждого человека…
Волков выдержал все – и комариный гнус, и морозы за пятьдесят, и разборки с забредшими на факторию уголовниками.
- Своей профессии врача я обязан таежной мечте, – вспоминает свою юность Михаил Алексеевич. - Поселку нужен был медик. Я уехал учиться. А когда закончил медфак, наша коммуна на Подкаменной Тунгуске уже распалась. Остался работать в Крыму, получил специализацию гинеколога. Вроде все было устроено в жизни: квартира, престижная работа, даже открытие – придумал эффективную схему лечения воспалений мочеполовой сферы. Но тянуло на Север. От жаркого солнышка перебрался к Полярному кругу, в республику Коми.
- Здесь врачи нужнее, - объяснил он жене, уезжая отдавать долг своей таежной мечте.
Тайга.
Михаил Алексеевич многое повидал в жизни. Но то, с чем столкнулся в Усть-Куломском районе, стало для него шоком.
- Привезли рожать абсолютно пьяную женщину, - рассказывает врач. – Всю ночь бился за ее жизнь, спасал появившегося на свет младенца. Женщина протрезвела только через сутки и спросила, где же ее живот…
Усть-Кулом на языке коми означает «устье мертвой реки». Было такое чувство, что живущие здесь люди стремятся быстрее уйти из жизни. Даже местный священник в порыве отчаяния наложил на себя руки.
Доктор Волков не сдался. Перевез сюда семью («жена и дети поехали за мной, словно за декабристом»).
Он поражался, осматривая местных женщин. Многие из них попадали на осмотр к гинекологу впервые в жизни. В одном из глухих стойбищ все женщины поголовно оказались заражены сифилисом.
Волков вкладывал в работу всю свою душу. Лечил, помогал беременным, принимал роды, делал операции.
И однажды стал свидетелем чуда.
- По всем медицинским законам моя пациентка не могла забеременеть, - рассказывает Волков. – При ее патологии невозможно стать матерью. И вдруг она приходит на прием на сносях. Говорит, что молилась, и Бог послал ей ребеночка…
Женщина родила. А Волков, восхищенный чудом, пошел в заброшенный храм. По утрам выгребал из-под церковных сводов мусор и думал о Боге. О том, для чего зарождается жизнь. О том, что у каждой души, у каждого человека есть свое предназначение.
А чудеса множились. Забеременела другая пациентка доктора Волкова, которая уже оставила мысль стать матерью. Потом еще одна, затем третья. Никаких объяснений этому не было – разве что икона Богородицы в кабинете врача и молитвы, которые Михаил Алексеевич читал за своих пациентов.
Аборт.
Доктор Волков никогда не считал, сколько абортов сделал за годы своей врачебной практике. Тысячи - по статистике на одни роды в России приходится полтора аборта.
- Прежде относился к искусственному прерыванию беременности как о обычной операции, - вспоминает Михаил Алексеевич. – Успокаивал себя, что это решение пациентки. Что вокруг – пьянство и нищета. Пишу «аборт по социальным показаниям», а душа плачет. Кто я – Господь Бог, чтобы оставлять одних жить, а других нет?
Волков уговаривал женщин сохранить ребенка. Говорил о том, что это смертный грех. Говорил, что после аборта многие остаются бесплодными. Его слушали, но все-таки шли на операцию.
- Я выскребал матку и брал на себя еще один грех, - говорит Волков. - Местный священник на исповеди сказал мне, что я не должен считать себя убийцей. Что если бы не я, то женщины нашли бы какую-нибудь бабку, которая бы вытравила плод и изуродовала их. Но мне не становилось легче от таких слов. Я чувствовал, что каждым новым абортом вбиваю гвоздь в тело Христа. И молил Господа, чтобы он помог мне найти выход.
Глаза.
Михаил Волков почувствовал, что теряет зрение прямо во время операции. Он выпрямился, пытаясь унять головокружение. Глянул на лежащую на гинекологическом кресле женщину. И ему стало страшно – у пациентка словно раздвоилась. Четыре ноги, две промежности…
Доктор тряхнул головой, подумал, что это наваждение.
Открыл глаза, потом закрыл вновь. Раздвоение не прошло. Волков глянул на свои руки. Их было тоже четыре.
Операцию нельзя было оставить незаконченной. Вызвать другого гинеколога из соседнего района – на это уйдут как минимум, сутки.
Волков зажмурил один глаз. Изображение стало резким. Операцию он закончил, глядя одним глазом.
Вышел из операционной. Поднял глаза на икону в своем кабинете. Лики Спасителя и Богородицы раздвоились.
- Вот она, Божья кара! – сказал сам себе доктор.
Милость.
Раздвоение не прошло. Доктора Волкова осматривали специалисты в Сыктывкаре, пытаясь выяснить причину болезни. Подозревали опухоль мозга или аневризму сосуда. Но ни рентгенограмма, ни обследование на томографе не обнаружили аномалий.
- Зрение так и не поправилось, - говорит нам доктор Волков. – Но все решилось чудесным образом. Вдруг открылась вакансия участкового гинеколога в поселке Ярега. В поликлинике, где не надо делать аборты.
Я расцениваю как Божью милость.
Написать о случившемся с ним доктор Волков разрешил лишь по одной причине:
- Пусть люди еще раз узнают, что все болезни от греха. И жизнь – это творение Божье!
Григорий Тельнов, впервые опубликовано в газете "Жизнь".

 

Неистребимая сила

История православия в Актобе начинается немногим позднее образования военного укрепления в урочище Ак-Тюбе. Связано это с тем фактом, что власть в Российской империи представляла собой двуединство царского престола и церкви. Безусловно, едва на Белом холме образовался гарнизон, при нем сразу же была открыта церквушка, а ведение богослужений не представляло проблемы, так как в составе каждого воинского образования обязательно имелся священник. По мере заселения укрепления гражданским населением и превращения его в город в Актюбинске появился храм (один придел которого был освящен в честь Равноапостольного князя Владимира, второй — в честь Архистратига Михаила), построенный «…по проекту церквей для степных укреплений в Оренбургском военном округе». Некоторые подробности из истории возникновения храмов в нашей области — из уст настоятеля Актюбинского Свято-Никольского кафедрального собора иеромонаха Нектария.

То, что, вроде, известно всем
— Этот первый храм в городе стоял там, где и стоит сегодня — возле планетария, — уточнил собеседник. — При церкви работала и церковно-приходская школа. Но в каждом городе империи имелись соборы, поэтому в 1870 году при хлопотах городских властей была открыта подписка (сбор пожертвований — Ред.) по всей России «…для строительства в укреплении Ак-Тюбе православного храма в честь Благоверного князя Александра Невского». Согласно архивным данным, переводы поступали даже из Москвы, Киева, Варшавы!.. Набравшихся 19 000 рублей хватило с лихвой для строительства собора на 300 прихожан. Место для Свято-Александровского собора городской староста Мощенский выбрал самое престижное, у подножия холма (позже там разбили парк аппаратостроителей). Храм простоял почти 50 лет, а разрушен был в конце 1930-х годов, не пережив последствий великой безбожной пятилетки. Активисты, участвовавшие в атеистическом месячнике, получили значки «Юный безбожник»… Судьбы священников, служивших в актюбинских церквях, сложились весьма трагично.
А что же Владимирский храм? Перед войной его закрывали, но в 1946 году открыли вновь. В то время настоятелем храма был протоиерей Сергий (Попов), также здесь служили протоиерей Василий (Мухин), иеромонахи Серафим и Амвросий (Вакуленко) и протодиакон Михаил Рак — все из ссыльной когорты. В это же время из Карлага на поселение в Актюбинск был отправлен архимандрит Исаакий (Виноградов), вошедший в историю православия города как актюбинский старец.
В 1961 году во время нападок Хрущева на церковь Владимирский храм закрыли, но очень скоро прихожанами и настоятелем иеромонахом Амвросием был куплен домик на этой же улице (ныне — Жанкожа батыра, 127), куда и переехал храм.
— За одну ночь втайне от властей отец Амвросий перевез иконостас и всю утварь из здания храма в новое пристанище, — продолжил рассказ отец Нектарий. — Храм опять освятили в честь крестителя Владимира. Позже, при настоятеле Льве (Любых), расширили алтарь и подняли потолок. В нынешнем году исполнилось 55 лет с того дня, как изгнанный храм обрел новое пристанище. Его нынешним настоятелем является протоиерей Димитрий (Соловьев). Праздничное богослужение в честь этого события было проведено 28 июля, в день памяти Равноапостольного князя Владимира: его вел владыко Антоний, архиепископ Уральский и Актюбинский, а в подарок прихожанам привозили ковчег с мощами великомученика и целителя Пантелеймона. Этот праздник, как и все другие в актюбинских храмах, свидетельствует о глубокой вере паствы, ее благотворном влиянии на граждан.

Подвижник Божий
Взятый смершевцами в Праге после ее освобождения от фашистов, бывший белый офицер Иван Виноградов, а с 1927 года иеромонах Исаакий, прибыв в наш город, сразу пошел искать храм и любую работу при нем. Вышеназванными актюбинскими священниками отец Исаакий был охотно принят и даже жил в семье отца Василия.
В 1945 году постановлением Священного Синода от 5 июля была создана Алматинская и Казахстанская епархия, а архиепископом назначен отец Николай (Могилевский), в честь которого в сентябре 2008 года освящен главный Актюбинский собор. Объезжая епархию в 1947 году, в лице отца Исаакия святитель Николай нашел незаурядную личность и забрал его в Алма-Ату, где архимандрит прослужил настоятелем Никольского храма 10 лет. В 1958 году, с января по апрель, по распоряжению патриарха Алексия I отец Исаакий служил в Троице-Сергиевой лавре, а позже, до самой кончины в 1981 году, настоятелем Вознесенского собора в городе Елец Липецкой области.

Новейшая история
Сегодня в области насчитывается семь православных храмов. О них спрашиваем благочинного нашей области.
— Хромтауская церковь освящена в честь преподобного Серафима Саровского, сейчас в ней служит отец Виталий; в Алгинском Троицком храме настоятелем отец Виктор (Яцко), он же окормляет и кандыагашский приход, — рассказал отец Нектарий. — Отдельное слово о Мартуке, где работают две церкви – новая, освященная в честь иконы Умягчение злых сердец, и старенькая Покровская. В последней долгие годы служил протоиерей Стефан (Муляр), тоже высланный на поселение в Актюбинск после лагеря. Сначала три года в Челкаре (кстати, до него в Челкарском православном приходе нес службу и будущий митрополит Алматинский и Казахстанский священноисповедник Николай (Могилевский), потом недолго в областном центре и многие десятилетия — в Мартукском храме Покрова Богородицы. Отец Стефан много сделал для своего прихода. Его отличали необычайная прозорливость и чудо исцеления больных. Будучи уроженцем Тернопольской губернии и не представляя жизни без сада, он разбил его при храме, с виноградником, здесь же имелась и пасека. Когда отца Стефана назначали на службу в актюбинский храм, то прикипевший к своей пастве, он остался в Мартуке. Похоронен священник в церковном дворике.
В 1991 году здание самого первого актюбинского храма, конфискованное в 1961-м, городские власти отдали епархии, и сейчас оно известно как Михайловский храм (нынешний настоятель — отец Киприан (Дахно). Все церкви области входят в Уральскую и Актюбинскую епархию (архиепископ Антоний), подчиняющуюся митрополичьему округу Астанайскому и Казахстанскому (митрополит Александр), который, в свою очередь, подчиняется патриарху Московскому и всея Руси Кириллу.
— Очень важный пункт на сегодня — восстановление в Темире архиерейского Свято-Успенского подворья, — продолжил собеседник. – Спасибо власти за содействие в этом деле. 21 августа, впервые за 80 лет, в святыне, поруганной большевиками, пройдет служба. Мы уже заказали автобус, и все желающие участвовать в этой службе могут бесплатно добраться до Темира.

 

Давай дружить

Умер Леха-дурак. В последнее время он ходил в наш храм, и мы часто встречались. Больше всего я боялась, что Лёха меня узнает.

В тот день я его узнала сразу. Хотя он очень постарел, полысел, поседел… Как-то весь осунулся, сгорбился. Но на меня, как когда-то много лет назад, смотрели добрые детские глаза. “Что он делает у нас в храме?”, – подумала я.

– Привет, – улыбнулся он.

– Привет…

Неужели узнал?

– Тебя как зовут?

– Не узнал, – выдохнула я. – Меня? Лена.

– Твои девочки?

– Мои.

– Мальчика не хватает, – как ребенок рассмеялся он и достал из растянутого кармана грязной куртки какую-то чёрствую булку.

– Ну да.

– Давай дружить, – протянул он ее моей третьей дочке, Дуняше.

– Давай, – ответила она.

Они стояли, смотрели друг на друга и улыбались – маленькая девочка и осунувшийся, стареющий мужчина с детскими глазами…

– Давай дружить, – пронеслось у меня в голове и током отозвалось в сердце…

… “Давай дружить”. Было это много лет назад. Я была ещё девчонкой. Жила в этом районе и училась, наверное, классе в пятом или шестом.

У нас была большая, дружная компания – мальчишки, девчонки. Сделав уроки, мы до ночи носились по школьному двору или парку (где я сейчас гуляю со своими дочками), играли пионербол, вышибалы, казаки-разбойники. Влюблялись, ссорились, мирились.

Однажды мы сидели на лавочке, вели какие-то свои беседы, шутили, смеялись.

– Давайте дружить, – раздался вдруг голос.

Мы замолчали и обернулись. Это был Лёха-дурак.

Леха был года на три нас старше и тоже жил в нашем районе. Не знаю, родился ли он таким или что-то случилось потом, но он был, как мы говорили, “больным на всю голову”.

Сейчас я понимаю, что у него было сильное отставание в развитии, и он вёл себя, как маленький ребёнок. Он нигде не учился (по крайней мере, я так думаю), целыми днями бродил по улице и ко всем приставал. Кто его родители, я тогда не знала. Только недавно, увидев Леху с одной нашей старушкой-прихожанкой, я поняла,что это его мама.

– Давайте дружить, – повторил Лёха-дурак. И улыбнулся какой-то робкой улыбкой.

Мы переглянулись.

– С кем? С тобой? – выступил вперед один мальчик. И громко заржал. – Ты же дурак!

– Дурак! Дурак! – подхихикнули девочки. И я вместе с ними.

Леха растерянно смотрел на нас, и с лица у него не сходила та глупая детская улыбка.

– А ну пошёл вон! – выкрикнул тот первый мальчик.

– Пошёл, пошёл, – эхом подхватили мы.

Леха все улыбался…

Тогда другой мальчик выскочил вперед, толкнул его и победно посмотрел на нас. Тут “дурак”, наконец что-то понял, громко всхлипнул, вытер рукавом нос, развернулся и уныло побрел.

Мы хохотали ему вслед. Мы были такими здоровыми, крутыми, дружными. И такими злыми… А он медленно брел, опустив голову…

…Ещё помню. Мы так же гуляли, и нам так же было весело.

– А у меня собака, – подошел к нам Леха-дурак. В руках у него был маленький щенок. И он опять улыбался своей глупой, детской улыбкой. – Хотите погладить?

Мы хотели. Но нам было стыдно общаться с дураком. Мы же были такими классными.

– Ты – дурак! И собака твоя – дура! – выкрикнул кто-то.

И мы опять заржали.

– Не дура! Не дура! – закричал в ответ Леха и неожиданно бросился на нас.

Мы, девчонки, с визгом бросились врассыпную. А мальчишки схватили кто – палку, кто – камень и встали “в позу”.

– Моя собака не дура! – продолжал кричать Леха.

Тут в него полетели камни. А я? А что я… Я же тоже была крутая. Ещё круче мальчишек. И я тоже схватила камень и бросила в него. Хорошо помню, что он попал ему в плечо, и парень вскрикнул от боли. Еще помню, как он согнулся, закрывая собой щенка. А потом повернул ко мне залитое слезами лицо.

– Ты, ты… Ты – мелкая! – заикаясь проговорил он.

– А ты – дурак! – Огрызнулась я.

Мы стали врагами. Точнее, мы считали Леху-дурака своим врагом.

– Эй, придурок, – кричали мы, завидев его. – Что? Испугался?

– Что, ссыкло?

– А где твоя глупая собака?

Он, правда, стал нас бояться, и завидев, просто обходил стороной. И больше ни разу не сказал с детской улыбкой на лице: “Давайте дружить”.

Мы были сильные. Мы победили…

Шли годы… Я выросла. Мы с родителями уехали за границу, потом я поступила в институт, закончила, устроилась на работу. Жизнь моя протекала теперь вне района, Леху я больше не видела и скоро забыла. А потом я вообще вышла замуж и уехала, но вернулась. И теперь мы с мужем и детьми живем здесь.

И вот однажды я встретила Леху-дурака у нас в храме. Я все вспомнила, и мне стало очень стыдно.

Каждый раз при очередной встрече я боялась, что он мне скажет: “А я тебя помню!”. Но он не говорил. Он по-детски улыбался и протягивал моим девчонкам то конфеты, то какие-то печеньки. Иногда – свечи. Несколько раз стоял на подворье с моей коляской. И всегда спрашивал: “А когда будет мальчик?”.

– Забыл, – облегченно думала я.

И вот около полугода назад он как всегда радостно кивнул нам: “Привет!”. Потом улыбнулся и сказал: “А я тебя помню. Ты… мелкая”.

Я смотрела на него и готова была провалиться сквозь землю.

– Прости, – выдавила я.

А он полез в карман, достал какой -то леденец и протянул мне. И в глазах у него читалось:

– Давай дружить!

– Давай! – промолчала я в ответ.

Дома я плакала. Почему? Я не знаю. Быть может потому, что мне было стыдно. Или потому, что я понимала, что Леха давно меня узнал, но еще раньше простил. Он давно всех нас простил. И, получается, что этот “дурак” намного чище и добрее нас. Он простил по-настоящему, как умеют прощать только дети. И как я прощать не умею…

– Привет! Когда будет мальчик? – радостно подошел он ко мне на следующий день. И подходил еще много раз.

А потом он умер. Я узнала это от его мамы, когда, не увидев Леху на нескольких службах, спросила, где он.

– Умер-умер! – стучало в висках.

А перед глазами стоял мальчик с робкой улыбкой и словами: “Давайте дружить!”. И тот же мальчик, закрывающий собой щенка от наших камней. И тот же “мальчик”, с детскими глазами, который сказал моей Дуне: “Давай дружить!” и который радостно встречал меня каждый раз у храма.

И я… А что я… Мне просто стыдно! И мне очень его не хватает. Его детской улыбки и добрых глаз.

– Прости меня, Леха, – думаю я часто. – Ты настоящий друг!

 

Собрание духовенства Актюбинского округа

9МАРТА2017г.в г.Актобе в Свято-Никольском Кафедральном Соборе состоялось собрание духовенства благочиния под председательством благочинного Актюбинского округа иеромонах Нектария(Гузева).Секретарем собрания единогласно избран настоятель храма Архангела Михаила г.Актобе иеромонах Киприан(Дахно).В собрание приняли участие настоятель храма св.кн.Владимира г.Актобе протоиерей Дмитрий Соловьев, настоятель храма преп.Серафима Саровского г.Хромтау протоиерей Михаил Степанов, настоятель храма иконы Божией Матери"Умягчение злых сердец" п.Мартук иерей Максим Белый,настоятель храма "св.Живоначальной Троицы" г. Алга иерей Виктор Яцко,настоятель строящегося храма Иконы Божией Матери "Взыскания погибших" протоиерей Виталий Павлов ,а также клирики городских храмов.С докладом выступил отец благочинный.В докладе был затронут ряд вопросом функционирования приходов,убранства храмов,эстетики духовенства.

Был избран руководитель команды от Актюбинской области на Духовный Сад Семиречья, а также из числа духовенства помощники руководителю.

Обсуждался вопрос организации Пасхальных концертов и утренников в областном и районных центрах.С предложениям выступили иеромонах Киприан (Дахно) и протоиерей Дмитрий Соловьев.

Обновлено (11.03.2017 10:09)

 

От сочельника до сочельника

По традиции в этот светлый праздник вниманию актюбинцев был представлен рождественский концерт, подготовленный силами воспитанников воскресной школы храма равноапостольного князя Владимира.

Концерт поразил исполнительским совершенством маленьких артистов. Выяснилось, что всему этому они обучаются в воскресной школе.
— Кроме основ православия и закона Божия, учащиеся всех групп — младшей, средней и старшей — занимаются по воскресеньям хореографией, актерским мастерством, художественным чтением, вокалом (педагог Светлана Горюнова), — рассказала учитель старшей группы, матушка Ирина (Соловьева). — Благодаря этому два года подряд мы занимали первые места на республиканском слете православной молодежи. В этом заслуга не только самих ребят, но и вдохновителя и организатора инициативной группы «Кристалл» Анастасии Петлинськой. Спасибо благочинному нашей области отцу Нектарию за благословение на эту рождественскую программу:  ребята готовили ее с большой радостью.
Матушка Ирина находит занятия за партами по воскресеньям неоправданными.
Сегодня, по ее словам, воскресную школу посещают 40 детей.
— Школа не ставит цели растить воцерковленных прихожан (выбор молодые люди сделают сами), но мы учим отличать плохое от хорошего, развивать себя и жить согласно заповедям Божиим, — говорит матушка Ирина.
В Рождество концертный зал АНК области едва вместил всех желающих: горожане пришли с детьми, родителями, было много молодежи. За кулисами суетились самодеятельные артисты из воскресной школы — ангелочки, снежинки, девочки в бальных платьях, кавалеры в парадных костюмах.
— Воскресную школу посещаю с 6 лет, — говорит 15-летняя Настя. — Я уже второй раз выступаю на сцене перед большим количеством людей. Воскресенья ждем как праздника, ведь в школе мы рисуем, танцуем, получаем уроки пения, отмечаем дни рождения и праздники.
На рождественском концерте присутствовало все благочиние Актобе. Отец Нектарий поздравил присутствующих с великим праздником и пожелал каждому дому света, добра, любви. Поздравила земляков и руководитель КГУ «Қоғамдық келісім» Гаухар Шерниязова.
Время от Рождественского сочельника до праздника Богоявления (Крещения) именуется святками, об этом говорил и настоятель Свято-Никольского собора иеромонах Нектарий:
— Мы забыли о том, что на протяжении веков народ радовался не Новому году (насильно введенному в 1700 году), а Рождеству. И как волхвы принесли в вертеп (пещеру) подарки новорожденному Спасителю, так и у нас принято дарить подарки друг другу на Рождество. И этот концерт, я убежден, стал весьма достойным подарком, подготовленным и взрослым, и детям воспитанниками воскресной школы прихода святого Владимира. Я желаю всем любви, заботы, тепла. Всех с Рождеством Христовым!

 

Pасписание архиерейских богослужений в актюбинских храмах (архиепископ Уральский и Актюбинский Антоний): 12 января, 9.00 — в Михайловском храме 13 января, 9.00 — во Владимирском храме 13 января, 17.00 — в Свято-Никольском соборе 14 января, 9.00 — в Свято-Никольском соборе 15 января, 8.30 — в храме Серафима Саровского (Хромтау)

http://avestnik.kz/?p=48295

 

 
Еще статьи...